454091 г. Челябинск, ул. Коммуны, д. 69
         

Всё ли мы знаем о Пушкине…

Смольников, И. Болдинская осень: научно-художественная книга (12+)

Издательство : Детская литература, 1986.

В книге собрано почти все, что удалось восстановить из написанного А. С. Пушкиным за три осенних месяца 1830 года - в знаменитую болдинскую осень. Стихотворения, поэмы, маленькие трагедии, повести, сказки, письма, критические статьи, написанные А. С. Пушкиным в селе Болдине Лукояновского уезда Нижегородской губернии.

Тексты сочинений, писем Пушкина даются в книге в том виде и в той последовательности, как они были написаны, и сопровождаются рассказом о жизни, мыслях, работе поэта день за днем. В книге есть рисунки поэта, относящиеся к болдинской осени.

Как справедливо подчеркивает известный ученый-пушкиновед Н.М. Фортунатов, «если читать написанное Пушкиным в Болдине не по разрозненным томам в собраниях сочинений, где все систематизировано и педантично отнесено к различным рубрикам по жанрам и родам творчества, так что совершенно теряется ощущение времени, а подряд, как ему писалось в Болдине…, тогда все становится исполненным завораживающей, едва ли не мистической, сверхъестественной и необъяснимой магией творческого порыва, кажется, что здесь не положены пределы возможностям человеческим».

Необходимо помнить о том, что созданное Пушкиным в Болдине – это «кульминация его жизни и творчества…», «итог всего пройденного Пушкиным пути», что, как отмечает тот же, «это… даже не язык слов, а… язык души… Такую мысль, художественную, поэтическую мысль пересказать нельзя. Здесь важно не только что, но и как это «что» высказано поэтом – мысль, ставшая переживанием, и чувство – пережитой, выстраданной мыслью…».

Кошелев, В. А. Первая книга Пушкина (12+)

Издательство : Водолей, 1997.

«Автору было двадцать лет от роду, когда кончил он «Руслана и Людмилу». Он начал свою поэму, будучи еще воспитанником Царскосельского Лицея, и продолжал ее среди самой рассеянной жизни. Этим до некоторой степени можно извинить ее недостатки», – так, переиздавая поэму, написал Пушкин в предисловии к изданию 1828 года. Пока он ее писал, друзья и поклонники с нетерпением следили за его работой. В переписке тогдашних писателей сохранилась отрывистая хронология роста «Руслана и Людмилы», указывающая на то внимание, то признание, которое сразу за дверями Лицея встретило Пушкина.

«Руслана и Людмилу» принято считать юношеской забавой, стихотворным баловством молодого поэта. На самом деле это важная ступень в его ремесле, это поэтический семинарий, рисовальные классы, где он учился рисунку, краскам, композиции, набрасывал отдельные эскизы, штрихи, искал связи, учился сжимать, всматриваться в еще неясные очертания. Все это теснилось, двигалось, перемещалось. Сменяются виденья перед тобой в волшебной мгле…

Книга выдающегося литературоведа В. А. Кошелева посвящена поэме А. С. Пушкина «Руслан и Людмила» в контексте эстетических требований эпохи и в связи с жизнью поэта. Исследование предназначено для всех, интересующихся проблемами русской культуры начала XIX века, и может использоваться как учебное пособие.

Фридкин, В. М. Пропавший дневник Пушкина. Рассказы о поисках в зарубежных архивах (12+)

Издательство : Знание, 1991.

Прошло более 150 лет со дня трагической гибели гения русской литературы А. С. Пушкина. Но не прекращаются поиски материалов о нем, появляются новые находки. Автор настойчиво искал дневник поэта, о котором существует много легенд. Он провел много разысканий в архивах и частных собраниях разных стран.

Сам Пушкин ни разу не был заграницей, если не считать его путешествия в Арзрум. Несмотря на просьбы Пушкина о разрешении выезда за границу, его просьбу император не удовлетворил. И его мечтам не суждено было осуществиться.

Пушкинские рукописи, воспоминания о нем современников появились за границей вместе с его друзьями и потомками. Рассеянные по всему свету, они, как меченые атомы, отмечали сложные, неисповедимые, часто трагические пути тех русских людей, которые оказались вдали от родины. В памяти этих путешественников, чаще изгнанников, Пушкин и Россия были неотделимы друг от друга. А в николаевской, жандармской России имя поэта замалчивалось. Может быть, именно поэтому первый памятник Пушкину был поставлен в 1839 году в Риме, а первый музей Пушкина возник в восьмидесятых XIX века в Париже.

Автор этой книги, Владимир Михайлович Фридкин — советский и российский физик, доктор физико-математических наук, профессор, изобретатель первого советского «ксерокса». Он написал: «Пропавший дневник Пушкина. Рассказы о поисках в зарубежных архивах», «Тайна пушкинской рукописи и другие рассказы», «Чемодан Клода Дантеса», «Гибель Пушкина» и др.

В этой книге рассказывается только о некоторых литературных находках за рубежом, связанных с именем Пушкина и его современников. Духовный мир Пушкина безграничен. И как бы ни изменялся окружающий нас материальный мир, Пушкин и его духовное наследие неисчерпаемы. Вот почему никогда не устанут искать и исследовать каждую строку, принадлежащую ему и его литературному поколению. В ходе поисков материалов дневника поэта, разысканий в архивах и частных собраниях разных стран – Англии, Франции, Италии, США – автор нашел много новых интересных сведений о Пушкине, близких ему людях и тех, кто причастен к его гибели. Значительная часть иллюстраций принадлежит автору и публикуется впервые. Книга адресована самым широким кругам читателей.

Галушко, Т. Пушкинский календарь повествование в двенадцати рассказах с приложениями (12+)

Издательство : Детская литература, 1991.

6 июня 1799 года родился Александр Сергеевич Пушкин. Эта дата занимает почетное место в календаре русской и мировой культуры. Она вписана в него золотыми буквами, не тускнеющими от времени. Все самое светлое, разумное, прекрасное и доброе, чем дорожит народ и что составляет смысл и душу его духовных и нравственно-эстетических исканий, он находит в Пушкине. Когда одолевает мрак, и, казалось, нет сил ему противится, звонкое имя «Пушкин» вновь возвращает духовное и физическое здоровье, вселяет бодрость, укрепляет мужество и пробуждает чувство красоты. Это гуманное свойство пушкинской музы и солнечной личности поэта признается всеми.

«Пушкинский календарь» — это повествование в двенадцати рассказах с приложениями о жизни великого русского поэта и о людях из его ближайшего окружения. Главные вехи жизни прекрасного поэта и человека вместились в двенадцать месяцев – с января по декабрь…

Январь. «Следующая станция – «Черная речка».

- Мам, почему черная? 

Молодая мам без запинки: 

- Потому что там Пушкина убили на дуэли.»

Март. Лицей. «Звонок будил их рано, в шесть часов утра. Одевались в своих узких, к утру совсем прохладных комнатах, шли в зал на молитву. С семи до девяти были уроки. И лишь в девять звали пить чай с булками…»

Июнь. Захарово (или Захарьино). Деревня под Москвой, где в 1811 году Пушкин провел последнее лето детства.

Осень. Болдино. «Одну из глав «Медного всадника» Пушкин и написал в селе Болдино осенью 1833 года.»

Декабрь. 14 декабря 1825 года. Сенатская площадь. Пушкин. Декабристы.

Русаков, В. М. Рассказы о потомках Александра Сергеевича Пушкина (12+)

Издательство : Информпечать ИТРК, 1999.

Книги В. М. Русакова — «Потомки А. С. Пушкина», «Рассказы о потомках А. С. Пушкина», «Уважены за имя...» — хорошо известны широкому кругу читателей, получили признание известных литературоведов-пушкинистов.

Сам А. С. Пушкин дорожил своей семьей, фамилией. В письмах, биографических заметках и стихах есть его высказывания о собственной родословной. Так, в одном из писем 1831 года Пушкин подчеркивал: «… я чрезвычайно дорожу именем своих предков, этим единственным наследством, доставшимся мне от них».

В новом издании книги, посвященной судьбам потомков великого русского поэта, читатель найдет сведения о рукописях и библиотеке Пушкина, его портретах, вещах, узнает, как воспринималось и воспринимается пушкинское творчество его потомками, людьми разных эпох, разных профессий и разного возраста, жившими и живущими в нашей стране и за рубежом, какое значение имеет А. С. Пушкин для развития отечественной и зарубежной литературы и культуры.

В книге существенно дополнены многие биографии потомков поэта, подвергшихся незаконным репрессиям, расширена и дополнена родословная роспись. Адресована широкому кругу читателей.

Тайна Пушкина. Из прозы и публицистики первой эмиграции (12+)

Издательство : Эллис Лак, 1998.

Перед нами - своеобразное продолжение «эмигрантской пушкинианы» издательства «Эллис Лак». Ранее уже вышли «Венок Пушкину. Из поэзии первой эмиграции» (1994) и работа П. Н. Милюкова «Живой Пушкин» (1996). Сборник составили статьи как эмигрантских звезд первой величины (К. Бальмонта, А. Куприна, М. Осоргина), так и менее известных авторов (А. Погодина, Н. Гиевского и других), посвященные А. С. Пушкину, о чем нетрудно догадаться из названия.

Разные по жанрам и темам, по художественному и научному уровню, они актуальны и поныне, и цель у них одна, и цель эта извечна для России - приблизиться к разгадке непостижимой тайны Пушкина.

Часть текстов впервые публикуется на родине авторов, и высокий уровень этих работ позволяет выделить книгу из давно предсказанного потока предъюбилейных публикаций. Вопреки сложившейся дурной традиции такого рода сборников, книга снабжена научно-справочным разделом, комментариями и сведениями об авторах - совсем не лишними, поскольку не все авторы одинаково известны в России.

Черкашин, А. А. Тысячелетнее древо А. С. Пушкина : корни и крона (12+)

Издательство : Либерея, 1998.

Книга «Тысячелетнее древо Пушкина...» представляет собой свод исторических этюдов, охватывающих огромный промежуток времени — от далекого прошлого нашей Родины, связанного с именами Гостомысла, Рюрика, Ольги, и вплоть до наших дней. Исполненные хорошим литературным языком, емкие по содержанию, они пронизаны единой родословной канвой, в исходной точке которой возвышается величественная фигура Александра Сергеевича Пушкина.

Читая эти очерки, убеждаешься, что поистине вся Россия дала животворную кровь Пушкину, а идущие от него пульсирующие токи словно пронизали плоть и дух культуры нашего народа.

Очевидно, однако, что пушкинская тема всегда остается актуальной. Поэтому и через десять, и через тридцать лет - это уникальное издание пригодится библиотекарям и читателям. Оно представляет собой результат блестящего исследования неутомимого труженика, одного из самых преданных служителей памяти великого поэта — Андрея Андреевича Черкашина. «Тысячелетнее древо...» — капитальная работа, имеющая неоспоримую ценность не только в литературоведческом, но и в историко-патриотическом плане.

Текст книги несет в себе огромную познавательную силу, прекрасно передает дух тех отдаленных эпох, на протяжении которых жили и действовали знаменитые предки величайшего русского поэта.

Еще одно достоинство данного издания: в него вошла самая подробная карта генеалогического древа С. А. Пушкина. Схема уникальна. По обилию прослеженных родственных линий она не имеет аналогов и вобрала в себя более двух тысяч имен представителей старинных княжеских и царственных родов, государственных деятелей, полководцев, святых православной церкви. В родстве с Пушкиным оказался целый сонм русских писателей: Кантемир, Веневитинов, Гоголь, Толстой. Некоторые из родственных связей были известны пушкинистам, другие же открылись только теперь. В схеме-родословной появились имена историка Татищева, композиторов Мусоргского и Рахманинова.

Книга изготовлена в красочном исполнении, содержит большой иллюстративный материал, снабжена именным указателем с краткими биографическими характеристиками.

Родословная схема предков и потомков А.С. Пушкина, представленная с исчерпывающей полнотой, безусловно, окажет неоценимую помощь всем, кто интересуется жизнью и творчеством поэта.

Руденская, С. Д. Царскосельский – Александровский Лицей. 1811-1917. (12+)

Издательство : Лениздат, 1999.

В книге обобщена и отражена вся более чем 100-летняя история Царскосельского - Александровского Лицея, а также Царскосельского благородного пансиона. Описывается биография лицеистов и их наставников, всю жизнь оставшихся верными лицейскому девизу – жить и трудиться «для общей пользы».

Среди героев книги - замечательные деятели русской истории, литературы, науки, государственные служащие, военные, участники революционного движения, Первой и Второй мировых войн.

В книгу входит рассказ о Мемориальном музее Лицея, его создании, о его первом главном хранителе - М. П. Руденской.

В настоящем издании впервые использованы документы и материалы, которые не включались из-за цензурных запретов. Книга богато иллюстрирована.

Для широкого круга читателей, интересующихся историей России.

Заветный перстень: повести и рассказы писателей XIX-XX вв. о Пушкине (12+)

Издательство : ТЕРРА-Книжный клуб, 2002.

Пушкин для русской литературы явление уникальное, удивительное. Многие авторы не только вдохновились мотивами его произведений, но и сделали самого поэта героем своих повестей и рассказов! Такие тексты собраны в сборнике «Заветный перстень. Повести и рассказы XIX–XX века о Пушкине».

В аннотации читаем: «Сборник «Заветный перстень» является единственным и уникальным в своём роде, поскольку даёт читателям полное представление о всём том, что было написано русскими писателями в жанре своеобразной русской Пушкинианы». Что это значит? То, что любознательный читатель побывает в Тригорском, где Александр Сергеевич с удовольствием лакомился мочеными яблоками, подслушает разговор с Пущиным, который приехал навестить друга в его уединении в Михайловском, узнает, что происходило в Москве в день рождения поэта, съездит на петербургский бал, где блистала Наталья Гончарова.

А как вам такой эпизод? «Когда мы стали приближаться к Невскому, нам навстречу показался верховой на отличной аглицкой лошади, как сейчас помню, серой в яблоках. Завидя Жукова, всадник осклабился и замахал приветливо шляпой; зубы его блеснули на солнце, а лошадь звонко заржала, точно и она здоровалась с нами. «Это Пушкин», – сказал мне Жуков. «Какой Пушкин?» – «Чиновник иностранной коллегии, Василия Пушкина племянник, поэта, и сам пишет стихи». Я оглянулся. Пушкин шагом подъезжал к монастырским воротам. Посадка у него была прекрасная, как у настоящего кавалериста». Когда-то знаменитого поэта в Петербурге знали лишь потому, что он был племянником Василия Львовича Пушкина, никто не предполагал, что на серой в яблоках лошади по городу разъезжает гений, которого будут читать в грядущих столетиях. В сборнике вы найдёте множество занимательных историй о Пушкине – и убедитесь в том, что представлять, каким был в обычной жизни этот удивительный человек невероятно увлекательно.

Есть и другие истории – и немало – о том, какие чувства испытывают люди при чтении пушкинских текстов. «Четыре дня ходила Таня, наполненная Пушкиным, Татьяной, безвременной смертью Ленского, снегом в чеканных снегах и колебаниями Евгения. Хотелось с кем-нибудь поговорить обо всём этом, захлёбываясь, торопясь, споря». Пушкин остаётся героем не только своей эпохи– он волнует и будоражит умы многих поколений читателей.

России сердце не забудет: Русские писатели – А. С. Пушкину (12+)

Издательство : Детская литература, 1986.

Книга была издана к 150-летию со дня гибели поэта. В ней представлены стихи и проза, посвященная Пушкину его современниками, лицейскими друзьями, яркими представителями литературных кругов 19 и 20 века (В. Жуковский, М. Лермонтов, Ф. Тютчев, Н. Огарев, Н. Некрасов, В. Белинский, А. Герцен, А. Кольцов, В. Одоевский, А. Блок, В. Брюсов, А. Ахматова, И. Бунин, Л. Толстой, Э. Багрицкий, В. Маяковский и др.)

Так Н. Гоголь писал П. Плетневу: «... Никакой вести хуже нельзя было получить из России. Все наслаждение моей жизни, все мое высшее наслаждение исчезло вместе с ним. Ничего не предпринимал я без его совета. Ни одна строка не писалась без того, чтобы я не воображал его пред собою.

Что скажет он, что заметит он, чему посмеется, чему изречет неразрушимое и вечное одобрение свое, вот что меня только занимало и одушевляло мои силы».

А. Герцен высказался о Пушкине: «Пушкин как нельзя более национален и в то же время понятен для иностранцев. Он редко подделывается под народный язык русских песен, он выражает свою мысль такой, какой она возникает у него в уме. Как все великие поэты, он всегда на уровне своего читателя: он растет, становится мрачен, грозен, трагичен; его стих шумит, как море, как лес, волнуемый бурею, но в то же время он ясен, светел, сверкающ, жаждет наслаждений, душевных волнений. Везде русский поэт реален, - в нем нет ничего болезненного, ничего из той преувеличенной психологической патологии, из того абстрактного христианского спиритуализма, которые так часто встречаются у немецких поэтов».

Ф. Достоевский о Пушкине - русском: «Не понимать русского Пушкина - значит не иметь права называться русским. Он понял русский народ и постиг его назначение в такой глубине и в такой обширности, как никогда и никто».

А. Кони, российский юрист, судья, государственный и общественный деятель, литератор в речи, написанной им на столетний юбилей А. С. Пушкина: «Горячая любовь к России и вера в нее были у него неразлучны с чувством правды, которое не позволяло ему закрывать глаза на ее недостатки и на чужие достоинства».

Андрей Платонов сравнивал Александра Сергеевича с природой, как высшим проявлением разумности всего живого: «Пушкин - природа, непосредственно действующая самым редким своим способом: стихами. Поэтому правда, истина, прекрасное, глубина и тревога у него совпадают автоматически».

Вот так о Пушкине словами через сердце сказали и его современники, и писатели, живущие от великого человека через 100-150 лет после его рождения. И прозой, и стихами сказать о Пушкине мало. Сказать и душой, и сердцем надо. Читайте.


Возврат к списку

Разделы
К началу страницы Top.Mail.Ru