Размер шрифта: A A A Изображения Выключить Включить Цвет сайта Ц Ц Ц Х
Включить версию для слабовидящих

«Дети, в школу собирайтесь...»

Сафонова Н. К., кандидат педагогических наук

Вот и наступил сентябрь! И нельзя сказать, чтобы очень долгожданный: дети тихо скулят о закончившихся каникулах, родители пытаются заразить детей примером собственной бодрости, но втайне тоже грустят – каникулы, освободившие их от проверки дневников, родительских собраний, сумасшедших школьных экспериментов, и им были милы... Опять нужно втягиваться в длинный учебный год!

В Интернете бродит шутка: «У меня аллергия на осень. Я весь покрываюсь одеялом и все время сплю!». Придется проснуться и родителям, и детям!

В хрестоматии «Родное слово» К. Д. Ушинского в XIX еще веке было стихотворение Л. Н. Модзалевского «Приглашение в школу». Из него мы все, не зная автора и источника, помним строки, ставшие действительно хрестоматийными:

Дети, в школу собирайтесь,
Петушок пропел давно...

Потом автор описывает оптимистическую картину бодрого труда в природе и в человеческом обществе и завершает стихотворение призывом:

Помолясь, за книгу, дети!
Бог лениться не велит.

Всем, конечно, понятно, что книга тут явилась не случайно, и о ней-то и будет наш главный разговор.

Действительно, книга – один из главных инструментов обучения. Еще Н. И. Новиков, замечательный просветитель и создатель первого российского детского журнала «Детское чтение для сердца и разума», говорил, что ученик без книги – «как солдат без ружья». Но мы сегодня будем говорить не об учебной книге, не о книгах-информаторах, сообщателях, тренажерах. Мы поговорим о книгах – понимающих друзьях, книгах-утешителях, вдохновителях, релаксаторах.

Почему? Потому что сейчас, когда снова начнется учебная гонка, есть риск перепутать «срочное с важным». А это никак нельзя путать, иначе «можно опоздать на целую жизнь», как говорил замечательный, трогательный Паровозик из Ромашково в сказке Г. Цыферова. Книги, которые, как говорят дети, «не по школе», помогают раздвинуть границы обзора, открывают нам тысячи дверей, расширяют палитру ощущений от мыслимых радостей до немыслимых. Каких? Не знаю, у каждого разных: у кого-то настигшее прозрение, у кого-то волшебная очарованность вымыслом и текстом, у кого-то – глубочайшее, до дрожи, сопереживание герою, и много-много еще всего!

Школа сейчас начнет набрасывать на ребенка узду (они ведь так расходились на воле, наши стригунки!), смирять, строить, и у ребенка может появиться тоскливое чувство, что жизнь скукоживается до колеи. Нужно постараться снять или хотя бы смягчить это чувство, собрав для него «витаминный духовный сбор», помогающий бороться с осенней депрессией.

Конечно, прежде всего, стоит позаботиться о наших «первашах» – им труднее всего, так как вступают они на землю неизведанную, а потому вызывающую смуту и страх. Почитаем с ними книжки, купирующие эти страхи, позволяющие увидеть выходы из самых непредсказуемых и трудных «первоклассных» ситуаций. Здесь есть старые проверенные друзья: «Подружки идут в школу» Л. Воронковой, «Кыш и Двапортфеля» Ю. Алешковского, «Зеленая собака, или Повесть о первоклассниках» Н. Хмелик, «Слоненок пошел учиться» Д. Самойлова и другие книги нашего золотого фонда. Все это действительно старые, проверенные и неизменно добрые друзья!

Вот «Подружки идут в школу» – прошлый век, 50-е годы, другая жизнь, другой мир с другими реалиями, совсем непохожими на жизнь современных детей. Но эти рассказы излучают столько тепла, такая прочность и «настоящность» за этими непритязательными событиями, что они читаются и еще как хорошо читаются, успокаивая и умиротворяя.

Их дополнительное преимущество – возможность включить в чтение родительские и прародительские воспоминания о начале школьной жизни; можно с фотографиями и сохранившимися реликвиями ( очень хорошо использовать в этом контексте недавно появившуюся замечательную книгу Е. Мурашевой и Н. Майоровой «Когда бабушка и дедушка были маленькими», где тщательно прорисованы и рассказаны все детские реалии быта тех времен). Такие разговоры очень важны, так как позволяют ребенку почувствовать некую цепочку жизни, повторяющуюся этапность, через которую все проходят и так или иначе справляются; ребенок перестает чувствовать себя одиноким на своем новом этапе жизни.

Хороши и новые книжки этой темы. Их немало, назовем три, на мой взгляд, лучшие – «Котенок Шмяк» Р. Скоттона, «Новые рассказы про Франца и школу» К. Нестлингер, «Семь с половиной крокодильских улыбок» М. Бершадской (история четвертая из серии маленьких повестей автора про большую-маленькую девочку).

«Котенок Шмяк» – это книжка-комикс с замечательно прорисованными рисунками и компактным текстом (Роб Скоттон – как наш В. Сутеев, он и рисует, и пишет). Это ясная, солнечная, веселая книжка, которая хороша не только для первоклашек, но и для тех, кто пойдет в школу через год-два – как психологическая пропедевтика. Котенок Шмяк должен пойти в кошачью школу. Он так боится, что придумывает сотню отговорок: шерстка не приглаживается, носки пропали, дверь не хочет выпускать, столб дорогу загораживает. Чтобы как-то придать себе смелости, Шмяк берет с собой в школу своего самого лучшего друга, мышонка Сырника, спрятав его в коробку для завтрака. Можете представить, какая «котовасия» разразилась в кошачьей школе!

Книжка такая веселая, бодрая, оптимистичная, она полна предвосхищением радостных перспектив, которые сулит школа. Когда Шмяк проснулся на следующее утро и подумал, что нужно снова идти в школу, «его хвост задрожал... от восторга!». А еще там есть замечательный образ первой учительницы миссис Пухлисс – мягкая, вся в уютных, теплых складочках, в нее так и хочется зарыться! Всем на первом этапе школьной жизни можно пожелать встретить такую миссис Пухлисс!

Две другие книжки уже не сказочные, а вполне себе реалистические, а значит, герои здесь сталкиваются с реальными, иногда совсем нешуточными проблемами. Отсюда не следует, что эти книги трудные и мрачные, совсем нет! Но основной их пафос – пафос преодоления. Очень хорошо, кстати, что одна из книжек про мальчика, а другая – про девочку, так как девочки и мальчики по-разному видят и переживают проблемы, и важно, чтобы каждый из первоклашек нашел, с кем себя соотнести, к кому «присоединиться».

У Франца из рассказов К. Нестлингер первоклассных проблем много: и буквы с цифрами пишутся не в ту сторону, и по пути в школу то и дело на глаза норовит попасть что-нибудь невероятно интересное, что заставит тебя опоздать, и самое главное, когда ты волнуешься (а в школе поводов для волнения хватает!), то начинаешь говорить противным писклявым голосом. Какой тут будет авторитет среди одноклассников?! Но ничего, Франц научился справляться со своими проблемами – не без трудностей, иногда смешно, иногда нелепо, но справился! И наши – тоже справятся!

Книжка М. Бершадской «Семь с половиной крокодильских улыбок», пожалуй, самая эмоциональная в этой новой первоклассной шеренге. Это и понятно, потому что здесь главная героиня – девочка Женя. Она свой первый школьный день «представляла себе 150 раз!». И бант, как бутон пиона, и учительницу непременно молодую со светлыми волосами, и соседку по парте, с которой она сразу подружится. А получилось все НЕ ТАК. Учительница не молодая, и зовут ее Маргарита Романовна – в ее имени «буквы Р пересыпались, как ледышки». А вместо приветливой соседки по парте, какой-то Королев, который все время показывает язык и норовит сделать гадость. На физкультуре большая-маленькая Женя (маленькая внутри и большая ростом снаружи) попадает мячом в окно столовой и прямо в огромную кастрюлю с супом! Нет, не видать ей желтого квадратика с надписью «Молодец»... А на рисовании случилась катастрофа. Женя жутко захотела в туалет, а учительница ее поднятую руку не видит и не видит! Женя даже чихнула нарочно, чтобы привлечь ее внимание, но нет... А когда учительница наконец увидела Женю, та поняла, что ей уже никуда не надо – ужас, ужас! «Меня все время будут помнить, как дылду, которая описалась на уроке рисования...», – кажется, отчаянная, безвыходная ситуация, но Женя нашла выход!

Знаю по отзывам в сети, как дети благодарны писательнице за эту книжку, видимо многим знакомы и памятны подобные мучения. Книжка дает повод поговорить с ребятами или лучше даже проиграть разные острые школьные ситуации: как привлечь внимание учителя, если срочно надо, что делать, если отстал от своих и заблудился в школе, и т.д.

Кроме книг «первоклассной» темы, стоит в первые школьные месяцы читать с ребенком книги, из которых можно черпать запас уверенности в своих силах и своей полномочности.

И это, конечно, прежде всего, сказки! Фольклорные волшебные сказки, в которых герои всегда преодолевают множество препятствий и побеждают; причем, побеждают не самые «сильномогучие богатыри», а чаще малые да слабые, но добрые и чистые сердцем. И литературные сказки, где юные герои демонстрируют самостоятельность, распорядительность, силу духа. Здесь культовая книга А. Волкова «Волшебник Изумрудного города» – вечная книга о преодолении неведения себя и неверия в себя. Здесь сказки Э. Успенского: «Дядя Федор, пес и кот», «Меховой интернат», «Незнайка» Н. Носова, который свое «незнание» несет так легко, доверчиво, весело, с пониманием того, что «всему сразу не научишься!». Самые рисковые и сильные духом могут попробовать почитать драматичную и яркую сказку Кейт ди Камилло (одной из самых значительных сказочниц нового века) «Приключения мышонка Десперо».

Разумеется, поэзия, которой нет равных по умению гармонизировать мир и давать душе, как говорил К. И. Чуковский, «немыслимый отдых»! У нас много замечательных детских поэтов, тут мы одни из самых богатых в мире: В. Берестов, Б. Заходер, Ю. Мориц, М. Яснов, В. Левин, А. Усачев, М. Бородицкая, А. Тимофеевский, А. Геваргизов, С. Востоков. Наши, южноуральские: Н. Шилов, Н. Пикулева, Я. Грантс, Е. Сыч и другие.

У Н. П. Шилова есть чудесное стихотворение «Лето в банках» с идеей «вот закрыть бы в банках лето и хранить до холодов». В какой-то банке «полянка-самобранка изумрудного шитья», «а вот в этой крайней банке гром и капелька дождя», а в другой – запах полевого колокольчика.

Книги – это ведь тоже такие своеобразные «банки», останавливающие и сохраняющие неповторимые, яркие мгновения во всей их объемности и силе воздействия. И чем старше человек становится, тем более своеобычным у него становится выбор этих «банок» – каждый по-своему ищет душевного утоления. Чьей-то душе любезны сказки, кто-то воспаряет с поэзией, а кого-то бодрят и встряхивают страшилки – и на здоровье! Страшилки тоже бывают прекрасными, еще А. С. Пушкин говорил о благом действии «сладкого ужаса».

Совсем недавно я с большим удовольствием прочитала наконец (все не было случая!) «Коралину» Нила Геймана. Вещь знаменитая, написанная еще в 2002 году, стяжавшая множество престижных наград, многожды адаптированная в разных видах искусства – мюзикл, мультфильм, графический роман, компьютерная игра. Мне попало в руки одно из последних по времени изданий «Коралины», 2014 года, в переводе Е. Кононенко с прекрасными иллюстрациями Криса Риддела (издательство «АСТ»).

«Коралина» – канонический ужастик со всеми его атрибутами: и страшный колодец, и полчища крыс, и ползающая рука, и души, заточенные во мраке холодного подземелья, и черные пуговицы, пришитые на лицах вместо глаз. Те, кто смотрел мультфильм, говорят – мороз по коже и волосы дыбом! Книга гораздо спокойнее и даже как-то светлее: вместо черного цвета тут темно-лиловый, который, вдобавок, оттеняется необыкновенно белым светом страниц (чудесная, яркая мелованная бумага!), и этот свет все время поддерживает, обнадеживает, не дает отчаяться.

А история, в общем-то, обычная для 10–11-летнего человека, душа которого начинает познавать «чувство бездны», и обыденный мир предстает вдруг пресным, плоским, скучным. Именно в такую минуту Коралина (именно так – не Каролина; имя подчеркивает стремление героини к выпадению из ряда ожидаемого и привычного) находит для себя «другую дверь», ведущую в другой мир. Вот уж где точно не пресно и не скучно! Здесь столько странного, непонятного, причудливого. Но это странное очень скоро оборачивается страшным и гибельным – и не только для себя! Приходится спасаться и спасать, и никто здесь не сделает скидку на твой возраст: твой выбор, твои последствия. 

Несмотря на фантасмагорию повествования, здесь не заблудишься в смыслах; мораль истории проста и мудра: хочешь изменить мир, начни с себя, научись терпеть, понимать, прощать. А не научишься – старая ведьма не дремлет, она с готовностью исполнит твои капризы, подыграет твоим обидам и потихоньку приберет к рукам, сделав из тебя свою игрушку. После этого знобящего путешествия в другой мир наш нормальный, обычный, рутинный мир видится вдруг таким уютным; преисполняешься к нему доверием и благодарностью за его прочность и «всамоделишность»!

И вполне возможно, кого-то вдохновит вполне реальная история героя-сверстника – такая, например, как в романе Гэри Шмидта «Пока нормально». У главного героя, 12-летнего Дуга Свитека, проблем, и тяжелейших, что называется, выше крыши! Старший брат мальчика возвращается с войны (это период войны во Вьетнаме) калекой, без ног; средний брат пробует себя на «кривой дорожке», и отсвет его репутации ложится на всю семью мрачной тенью, отец все время кочует с одной работы на другую, нигде не умея прижиться, свою несостоятельность в качестве главы семьи он вымещает на кроткой матери и сыновьях – вымещает с изощренной жестокостью. Ох, есть здесь, где всплакнуть или скрипнуть зубами! Мальчик настолько привык быть для всех «никем», что любой рассказ начинает фразой: «Думаете, я вру?!». В отчаянии и озлоблении он кроет этот «тупой мир», «тупой город», где «все тупые». Если он и дорожит чем-то, вернее, кем-то – это мать, у которой «самая красивая в мире улыбка». И это – «пока нормально»?!

Да, убежден автор, потому что в человеке, пусть он даже ребенок, огромный запас сил, если он хоть кого-то или что-то любит.

Я эту книгу нежно люблю еще за то, что здесь в качестве важнейшей опоры среди моря невзгод автором предлагается искусство и культура: «Иногда искусство заставляет забыть обо всем вокруг». Этот мир мальчику открывает (упрекните меня в пристрастности!) библиотека и умный, терпеливый библиотекарь, который не только открыл мальчику искусство, но и мальчика открыл для искусства, угадав в нем художника.

Книга драматичная – и негодуешь по ходу чтения, и сердце замирает от боли и сочувствия, но выходишь из текста с ощущением оптимизма («пока нормально!») и благодарности; одна читательница сказала: «Здесь даже шершавые страницы приятны».

Есть еще множество (хороших книг сейчас, к счастью, действительно много!) траекторий поддерживающего, одухотворяющего чтения – на самые разные вкусы и желания!

Дело в другом, в том, чтобы это было «кому-нибудь нужно»! Желающих и любящих читать как-то с годами не прибавляется... Вот опять разрабатывается проект Государственной программы приобщения детей к письменной культуре и чтению. А они, дети, сегодня «не начитанные, а нагугленные», как шутят в Интернете. Наши дети с младенчества растут в окружении видеокультуры, и это, судя по всему, принципиально меняет их параметры восприятия: дети ждут ярких вспышек, сильных раздражителей и сигналов; им становится трудна последовательная вязь книжного повествования. Им начинают мешать слова.

Все это процессы пока еще очень мало изучены, и весомых исследований в этой области катастрофически не хватает, чтобы грамотно, точно, эффективно выстраивать стратегии приобщения к чтению.

Сегодня в среде специалистов по детскому чтению не шутя обсуждается вопрос: «Способность к чтению – это генетическая предрасположенность?». И некоторые склоняются к мнению, что, может быть, да, чтение не для всех...

Есть сегодня дети, пусть их не так много, которые прекрасно чувствуют себя в пространстве книжной культуры: посмотрите интернет-журнал «ПАПМАМБУК», почитайте рецензии его «книжных экспертов XXI-го века»! Есть, например, там 12-летняя Ксения Барышева из Ярославля, рецензии которой поражают глубиной, зрелостью, филологической культурой. Таких детей, конечно, нужно поддерживать, развивать и будить, ведь есть те, кто не подозревают еще, что созданы для книжной культуры!

Как только не пытаются сегодня стимулировать чтение! И подарочные сертификаты, и «таинственные упаковки», и бонусное компьютерное время. Для взрослых мотивации еще круче: в Бразилии, например, действует программа «Искупление через чтение» – за каждую прочитанную книгу заключенному сокращается срок на четыре дня!

Подобная деятельность и нужна и важна, может быть, только без излишнего фанатизма. Если человеку хорошо в какой-то другой области – это тоже хорошо; как сказал Ролан Быков: «Мода танцевать лучше моды бить морду». Пусть компьютерные игры, блоги, странички «ВК» – ради бога! Для нас эти дети, думаю, не безнадежно потеряны, если мы будем сохранять для них, как сказал французский писатель Бернар Фрио, «хотя бы дальний контакт с книгами». Для них мы выставляем книги в окошках, подбрасываем их в места частого обитания детей, читаем вслух, увлекательно пересказываем, пересыпаем свою обыденную речь «аппетитными» цитатами и т. д. – авось, что-то совпадет, срезонирует...

Нам нужно снова научиться мудрому терпению – не толкать, не тащить, а искусно заманивать, давая шанс созреть жажде чтения. Прочитайте замечательное стихотворение Марка Вейцмана из его «школьного», кстати, сборника под названием «Обычная драка» (чудесная книга издательства «Самокат»!).

«Не спеша»

Дорогие родители,
Погодите сердиться!
Я, конечно, медлительный,
Но куда торопиться?

Солнце плавает в лужице,
Кошка вышла погреться,
Лист оранжевый кружится –
В это нужно всмотреться!

Ночь и день чередуются,
В землю падает семя.
Чтоб во все это вдуматься,
Нужно время и время!

Собираются медленно
Облака над полями.
И вращаются медленно
Ночью звезды над нами.

И задумчиво дедушка
В кресле книжку листает.
И высокое дерево
Не спеша вырастает.

Вот так, не спеша; опять не будем путать «срочное с важным». А важно нам, чтобы читали не для накопления «мозгового жира» (термин режиссера Ю. Мамина), а для образования «мозговых мускулов» – способности домысливать, фантазировать, преображать.

Осень с места в карьер огорошила нас ледяным ветром и серым холодным дождем. Давайте запасать теплые вещи – и не только для тела, но и для души! Вот, для примера, мой небольшой список «теплых вещей» для разных возрастов:

  • Михаил Ниссенбаум. «Теплые вещи» (14+);
  • Рэй Брэдбери. «Вино из одуванчиков» (12+);
  • Наталья Евдокимова. «Лето пахнет солью» (10+);
  • Наталья Малейко. «Моя мама любит художника» (12+);
  • Ирина Краева. «Баба Яга пишет» (10+);
  • Мария Парр. «Вафельное сердце». «Тоня Глиммердал» (7+);
  • Руне Белсвик. «Простодурсен, или Зима от начала до конца» (7+);
  • Кейт ди Камилло. «Флора и Одиссей» (10+);
  • Пол Гэллико. «Томасина» (10+);
  • Андрей Кутерницкий. «Госпожа Странная Мысль» (12+);
  • Тамара Михеева. «Легкие горы» (10+). «Шумсы – хранители деревьев. Истории из жизни шумсов необыкновенных» (6+);
  • Чарльз Диккенс. «Дэвид Копперфильд» (12+);
  • Джейн Остин. «Гордость и предубеждение» (14+).

Наверное, у каждого из вас накоплен свой арсенал «теплых вещей» – поделитесь ими!

И еще. Давайте будем помнить, что школьная жизнь – не абсолют, она хоть и длинная, но все равно временная – она не выражает и не исчерпывает нас целиком! Будем же спокойнее относиться к школьным успехам и неуспехам; они не о чем не говорят, кроме как о текущем состоянии данной, конкретной работы (диктанта, контрольной, «самостояшки» и т.д.). Как сказал один умный человек: «Счастье – это когда родные и близкие здоровы. Остальное отремонтируем, выбросим, купим, забудем».

И еще одно определение счастья: «Счастье, это когда любят за то, что ты есть, невзирая на то, что у тебя есть». Вот это очень важно! Если мы любим своих детей, верим в них, несмотря на тройки или даже двойки – они обязательно состоятся, найдут свой интерес и состоятся! Это с блеском подтверждают такие книги, как «Энциклопедия балбесов, неучей и прочих гениев» Анн Бланшар и Жана-Бернара Пуи и серия книг Валерия Воскобойникова «Жизнь замечательных детей» (сейчас выходит шестой выпуск). Из них мы узнаем, что С. Королев был в школе завзятым троечником, А. С. Пушкин на вручении дипломов после лицея был вторым с конца по успеваемости, Бетховен так и не осилил деление с умножением, К. Циолковский из третьего класса был исключен за неуспеваемость и больше нигде не учился, но стал тем, кем он стал!

Социологи дают нам неутешительные данные: среднее время коммуникации ребенка и родителя за сутки – 11,76 минуты. Ужас!!! Давайте постараемся раздвигать эти более чем ущербные временные границы. И наполнять, пусть хотя бы эти 11 минут, не срочным, а важным!

Не надо нам быть так повернутыми на пресловутой «успешности». Ей богу, нашей бедной планете сегодня не нужно такое огромное количество «успешных». Эколог и писатель Дэвид Орр утверждает, что ей сегодня «отчаянно нужны целители, миротворцы, реставраторы, рассказчики и просто любящие люди».

Не будем утверждать, что все книжники – такие. Но книга будоражит мысль, пробуждает и согревает душу, поэтому, есть шанс!

Стряхнем осеннее уныние, не за горами Новый год. А там – каникулы!


Возврат к списку

К началу страницы