ВОЗМОЖНО ЛИ СЕМЕЙНОЕ ЧТЕНИЕ В ХХ1 ВЕКЕ?

Семейное чтение… При этих словах сразу всплывает в памяти идиллическая картинка: уютный свет лампы под старым абажуром,(а то и потрескивание свечей в старинных канделябрах),патриархальное семейство, одухотворенные лица, внемлющие чтению. Наложима ли эта картинка на реалии нашего времени? Кажется, что категорически нет: бешеные ритмы, спрессованность времени, прагматизм, как ведущая жизненная философия – какое уж тут семейное чтение! Здесь, скорее, чтение «быстрое», «рациональное», «динамичное», «эффективное».

А между тем, во всем мире прилагаются огромные усилия по возрождению и стимулированию именно семейного чтения. Зачем? И реально ли это? Не есть ли наше упование на чтение лишь проявлением ностальгии по некогда сакральной традиции? Чем чтение именно сегодня так уж необходимо человеку? Попробуем поразмышлять.

Наше время действительно жесткое и плотное, оно сильно приблизило наступление возраста социальной ответственности, заставляя человека гораздо раньше отказываться от «лишнего» в пользу «необходимого». Но парадокс в том, что любые, даже самые совершенные специальные знания, не могут дать сегодня гарантии правильного выбора в сложной, ответственной ситуации, которыми изобилует наша техногенная цивилизация. Знание себя, развитие личного самосознания становится требованием времени, условием безопасности и выживания. А нет лучшего инструмента самопознания, чем чтение, как , впрочем, и других «само»: самоопределения, самостроения, саморазвития и т.д.

С другой стороны, наше время – это время всеобщей глобализации, когда соприкосновение государств, этносов, культур, обществ и отдельных людей становится особенно тесным. Вследствие этого, умение различать и воспринимать «оттенки», не пугаясь и не морщась, а, напротив, доброжелательно и с интересом – также относится к актуальным «вызовам времени». И здесь чтение становится незаменимым помощником – с его умением втягивать человека в иную жизнь и заставлять ощущать ее как свою через тот механизм читательской деятельности, который мы называем эмпатией.

Наконец, еще одно. Человек современного мира стремительно теряет универсальность; почти с детства определяет он свою «колею», затем сосредоточенно углубляя ее под давлением жесткой конкурентности. Личное время человека все более съеживается, в результате чего усиливается гнетущее ощущение своей «частичности». Литература, искусство позволяют человеку вернуть необходимое ощущение целостности личности, личного микрокосма. И здесь чтение становится своеобразной охранной грамотой для хрупкой психики современного человека.

Это только несколько аргументов в пользу чтения сегодня, а их на самом деле гораздо больше. Но при очевидной необходимости чтения в современном мире реальное положение с чтением достаточно плачевно. Не будем говорить подробно об общемировых тенденциях, не учась на чужих ошибках, мы, с запаздывание лет на 8-10, воспроизводим негативы, свойственные в этой сфере западу: доминирование визуалозависимости, расползание функциональной неграмотности, коммерциализация книжной культуры, разрушение социальной базы воспроизводства читающего поколения и т.д. Российские и региональные исследования чтения также свидетельствуют о нарастании кризисных тенденций – сегодня говорят уже не о кризисе чтения в России, а о «катастрофе чтения»(Ю.Левада), о «культурном срыве» российского общества(А.Сокуров).

Последнее по времени исследование чтения детей и подростков в нашей области, осуществленное Центром чтения при кафедре детской литературы ЧГАКИ и Областной детской библиотекой также свидетельствует о симптомах серьезного неблагополучия.

Подростки в возрасте от 10 до 15 лет единодушно подтвердили общее отторжение от чтения и читательской деятельности, соглашаясь с утверждением, что «дети и подростки стали читать реже и меньше» и что « чтение не занимает существенного места в их жизни». Основную причину отпадения от чтения подростки видят в «технологической революции, как сформулировал это один 14-летний респондент, т.е., – в проникновении компьютера во все сферы детско-подростковой жизни. С точки зрения подростков, компьютер гораздо эффективнее в выполнении информационной и развлекательных функций; традиционное же чтение, по их убеждению, громоздко, тяжеловесно, слишком трудозатратно,(«длинно и трудно», «трудно и лень», «зачем сегодня париться над книгами» и т.д.), а потому должно быть вытеснено из обихода,(«чтение уже немодно», «на дворе 21-й век и чтение безнадежно устарело». «идет поколение компьютеров» и др.).

Но причинно-следственные взаимозависимости здесь не столь однолинейны, как это представляется юным респондентам. Есть еще множество опосредований, благодаря которым дети и подростки столь охотно и легко «сдают» чтение.

Одно из основных – размывание стимулирующей чтение среды и прежде всего,– семейной. Вспомним, что значительную часть детской жизни,( и именно ту часть, когда закладывается фундамент привычек, традиций, характера), ребенок усваивает знания, умения и опыт через подражание. Чтобы полюбить чтение, ощутить его, как потребность, как органичную составляющую своей жизни, ребенок должен с младенчества видеть вдохновляющие примеры читательского поведения в своем ближайшем окружении – в семье. Сегодня о семейной поддержке детского чтения можно говорить, как об исключении, а не как о правиле. Подростки отмечают: «взрослые читают меньше нас», «мы хотя бы в школе читаем», «взрослые плохо разбираются в литературе», «не покупают нам книги», «не уважают наши интересы», «не говорят с нами о книгах», « не интересуются тем, что мы читаем» , «не могут объяснить своими словами, зачем читать» и т.д.

Удручают данные о состоянии семейных библиотек подростков. Средние цифры, в которых выражается объем фонда семенных детских библиотек, составляет от 10 до 50 экземпляров, сюда же подростки включают и периодические издания.

За пределами семейного пространства чтение также не получает серьезной энергетической подпитки. Подростки говорят : «в школе нам никогда не читают», «в программе мало интересных нам книг», «учителя не рассказывают нам о книгах», «учителя сами читают только по программе». СМИ также исключительно редко предъявляют читающего человека в качестве образца для подражания. Соответственно, в сложившейся ситуации, все призывы в пользу чтения воспринимаются детьми, как проявление обычного взрослого лицемерия, «двойных стандартов» для детского и взрослого миров.

При этом, дети вполне понимают пресловутую «пользу чтения»: «чтение развивает память», «узнаешь больше слов», «грамотней пишешь» и т.д. Но и это знание вряд ли способно обеспечить стойкую потребность в чтении – полезное редко бывает для ребенка вкусным.

Семейное чтение приобретает в данной ситуации сугубую важность именно потому, что способно открыть ребенку сферу чтения тогда , когда она еще не является для него сферой нормативной обязательности, ответственности, трудов и напряжений, а, напротив, может быть открыта ему , как сфера радости и разнообразных удовольствий. Но для того, чтобы это «может быть» cтало реальностью, необходимы целенаправленные усилия всего семейного сообщества.

Респондентские карты взрослых участников исследования – субъектов процесса книгораспространения – свидетельствуют: многим взрослым свойственно заблуждение, что проблему приобщения детей к чтению решат «специалисты в этой области», имея в виду, очевидно, прежде всего учителей и библиотекарей. О школе, как о трансляторе стимулирующих чтение влияний, мы уже говорили выше – реально они достаточно ограничены. У библиотеки, судя по отзывам подростков, здесь успехов больше. Действительно, детские библиотеки работают в современных условиях ярко, изобретательно, разнообразно. Но нужно отдавать себе отчет в том, что далеко не все дети сегодня являются постоянными или даже ситуативными читателями библиотек и в том, что влияния библиотеки на детскую массу являются все-таки точечными, а не проникающими. А будучи не поддержаны за стенами библиотеки, они и вовсе могут быть сведены к минимуму, не способному определять стойкую тенденцию.

Никто и нигде не знает ребенка так, как в его семейном окружении; здесь знают его темперамент, его характер, свойственный ему ритм и скорость познавательных и эмоциональных реакций, его предпочтения и интересы, а значит нигде и никто так тонко и точно не направит читательскую деятельность ребенка. Что для этого нужно? Прежде всего – сознание важности своей миссии в этом случае и желание. Затем,– готовность к усилиям, которые от нас потребуются. Наконец, знание и понимание того, что и как нужно делать.

Нельзя полагаться только на свою читательскую память и свои читательские предпочтения; ребенок – не наша копия и ребенок именно ребенок, а не взрослый. Мы должны знать, что входит в понятие «интересная книга» именно у ребенка; причем, в разные возрастные эпохи критерии «интересного» у ребенка тоже разные и мы должны знать – какие, чтобы максимально эффективно руководить его продвижением в мире книжной культуры. Мы должны разбираться и в детской литературе, иметь четкие критерии и ориентиры выбора, позволяющие отличать хорошее и жизнеспособное в потоке книжной продукции для детей. Наконец, мы должны иметь представление о том, как сделать книгу интересной для ребенка и как сделать так, чтобы прочитанное нашло отзвук в читательском и личностном его развитии.

Кто-то, может быть, скажет: «Да для этого потребуется еще одно образование!» Образование, наверное, нет, но некие «курсы повышения родительской квалификации» – да. Эти «курсы», разумеется, преимущественно самообразовательные. А вот координаторами здесь могут выступить детские библиотеки – как ведущий социальный институт, ответственный за сферу детского чтения. Здесь работают дипломированные педагоги детского чтения, здесь сосредоточены необходимые информационные ресурсы по этой проблеме : литература по возрастной психологии, педагогике и психологии детского чтения, литературно-критические работы по детской литературе, эталонные библиографические модели репертуара чтения по возрастам, репертуар разнообразных литературно-библиографических игр и т.д. Доступ к этим ресурсам сегодня возможен как в режиме непосредственного контакта, так и в формате дистанционного доступа – лучшие детские библиотеки России имеют свои сайты.

Итак, сегодня, как никогда, чтение – это дело семейное; от наших подвижнических духовных усилий в семье будет зависеть качество жизни в третьем тысячелетии. Сохраним для нового века читающего человека.

САФОНОВА Н.К. - кандидат педагогических наук, главный библиотекарь по научно-методической работе, специалист по детской литературе и детскому чтению. 


Возврат к списку

К началу страницы